Для Черчилля распорядок дня был свят — только так британский премьер-министр мог эффективно работать.

Обильные возлияния, принятие ванны и длительные приемы пищи являлись отнюдь не праздными привычками, а совершенно необходимой рутиной, которая позволяла Черчиллю функционировать на пике его умственных способностей. Забудьте про полезный завтрак и зарядку — Черчилль знал куда более действенный рецепт продуктивности.

Молодой Черчилль на охоте

Когда еще неизвестный журналист и писатель Пол Джонсон спросил Уинстона Черчилля, в чем секрет его успеха, политик ответил, что, прежде всего, в сохранении энергии. «Никогда не стой, если можно сесть, никогда не сиди, если можно лечь», — так кратко Черчилль описал то правило, которого без преувеличения придерживался большую часть сознательной жизни. За легендарным британским премьером, одной из величайших фигур в истории страны, закрепился определенный образ: тучный мужчина со стаканом в руке и с сигарой в зубах.

Работоспособность и продуктивность Черчилля были невероятно высоки. Черчилль стремился работать так, чтобы, по его же словам, уместить два или хотя бы полтора рабочих дня в одни сутки. И ему это удавалось, не в последнюю очередь, благодаря графику, который он разработал сам для себя.

День Черчилля начинался обычно в районе 7:30 — 8 утра. Он поглощал завтрак, состоявший, как правило, из тостов, джема и яиц, не покидая постели, там же читал утреннюю прессу и корреспонденцию. Для Уинстона соорудили специальную деревянную подставку, чтобы он мог с удобством писать и читать в положении полулежа. В то же время он отдавал распоряжения своим секретарям, которые привыкли видеть начальника каждое утро в халате. Около 11 часов утра Черчилль наконец поднимался с кровати и принимал свою первую порцию виски с содовой.

К полудню должна была быть готова ванна — именно там на Черчилля часто снисходило вдохновение. Он надиктовывал секретарям речи через закрытую дверь, отмокая в теплой воде. В то же время министр брился. В час дня подавали обед. К обеду спускалась семья, часто приходило несколько гостей. Собравшимся предлагали вина, а сам Черчилль предпочитал шампанское, его любимой маркой был Поль Роже.

Об умении политика выпивать ходили легенды, и не зря. Администрация президента Франклина Рузвельта, например, придумала оборот «часы Уинстона», подразумевая то время, что Черчилль проводил с главой их государства. Рузвельт, будучи не таким стойким выпивохой, сдавался куда раньше британского премьера.

Черчилль и алкоголь были добрыми друзьями на протяжении многих лет: когда 25-летнего Уинстона отправили освещать Англо-бурскую войну в качестве корреспондента в 1899-м году, он взял с собой на передовую 36 бутылок вина, 18 бутылок шотландского виски и 6 бутылок винтажного бренди.

Что же до особых пристрастий в еде, Черчилль обожал суп. К обеду или к ужину в его доме обязательно подавали это блюдо. Одним из любимых был черепаховый суп — не такая редкость в те годы, как сейчас. Еще одной слабостью Черчилля был бульон, чашку которого тот непременно выпивал перед сном, даже если только что съел плотный ужин в изысканном ресторане.

Обед кончался в районе 15−15:30, после чего Черчилль либо возвращался в свой кабинет поработать, либо играл в карты с женой Клементиной. Самая важная часть дня наступала около 17 часов, когда политик укладывался поспать.

Проснувшись в 18:30, Черчилль принимал вторую за день ванну и одевался к ужину, который начинался примерно в 20:00. Это был самый главный прием пищи, сопровождавшийся долгими беседами за столом, возлияниями и перекурами.

Частенько Уинстон с гостями и семьей засиживались за полночь, после чего политик возвращался в свой кабинет, чтобы еще поработать.