Бурятия (Россия), 5 августа 1993 года.

С падением Советского Союза развалились квалификационные комиссии, которые оценивали подготовку туристических групп перед отправкой за приключениями. Опытные туристы и альпинисты, входившие в состав комиссий, могли отправить домой мамкиных экстремалов, если риски перевешивали все остальное. Впрочем, группа, нацелившаяся на маршрут 4-й категории сложности в августе 1993-го, вряд ли относилась к безнадежным. Слэшер начался, казалось бы, на ровном месте.

Возглавляла группу 41-летняя мастер спорта по пешеходному туризму Людмила Коровина. Ее правой рукой был крепкий 24-летний парень Александр Крысин, к которому Людмила относилась как к родному сыну. С ними были еще два парня – Денис и Тимур – и три девушки – Таня, Вика и Валя. Все – из казахстанского Петропавловска.

Группе, выдвигавшейся от поселка Мурино, предстояло пройти хребет Хамар-Дабан (наивысшая точка – пик Хан-Ула, 2371 метр над уровнем моря), одолеть вершину Тритранс (или Ретранслятор), спуститься к реке Снежной и, минуя перевал Чертово озеро, выйти к Слюдянке. Весь путь – примерно 210-230 км.
Прогноз погоды благоприятствовал, но с действительностью не имел ничего общего. Первые 5-6 дней туристам пришлось идти почти без отдыха под дождем и снегом. Ребята прошли почти 70 км, прежде чем в ночь на 5 августа остановились на привал между пиками Голец Ягельный и Тритранс.

Решение выглядело странным, поскольку промокшим до нитки туристам пришлось мерзнуть в сырой палатке на голом участке гор без возможности развести костер. В четырех километрах ниже по склону начинался участок леса, который мог послужить укрытием. Почему Коровина не повела группу туда – мы уже вряд ли узнаем. В 100 метрах выше на вершине пика Тритранс находилась матча ретранслятора. Там был жилой отсек с печью и дровами, но и туда коровинцы не пошли.

Утром, как только туристы отправились в путь, свалился с ног Крысин. У парня пошла пена изо рта, из ушей хлынула кровь. Коровина сообщила остальным, что у Крысина нет пульса. Только сейчас женщина поняла, что прорваться по горным тропам на морально-волевых качествах не получится. Людмила велела всем спускаться в сторону леса, а сама осталась возле умирающего Александра. Но уходить никто не спешил.

Смерть товарища ошеломила группу. Все, кроме Коровиной и 18-летней Вали Уточенко, будто сошли с ума. Денис, назначенный старшим, убежал за валуны и спрятался в спальнике, Таня билась головой о камни. Молодые люди беспорядочно метались из стороны в сторону, срывали с себя одежду и катались по земле. Вика укусила Валю, когда та к ней приблизилась, чтобы уговорить спускаться вниз. Смирившись, что обезумевших друзей увлечь за собой не удастся, Валя схватила спальник и понеслась к лесу одна. Там и заночевала.

Утром 6 августа Уточенко вернулась и увидела пятерых покойников. В снаряжении туристов была теплая одежда, но никто не пытался ее надеть. Коровина была еще жива. Их последних сил женщина показала Вале, в какую сторону нужно идти. Уходя, Уточенко прикрыла мертвецам глаза и лишь после – с картой, компасом и небольшим запасом продуктов – пошла искать дорогу к людям.

Ночь на 7 августа Валя провела в той самой вышке ретранслятора. Пройдя мимо заброшенной деревни, Уточенко вышла к реке Снежной. Там она натянула на прибрежные кусты свой спальник (знак заблудившегося туриста), который и заметили экстремалы из Киева, сплавлявшиеся вниз по реке. Лишь спустя несколько дней простуженная Валя отошла от шока и рассказала им, что случилось.

Группу Коровиной долго искали на вертолетах, но обнаружили совершенно случайно. 26 августа спасатели нашли двух туристов, больше недели блуждавших в прибайкальских горах. Когда вывозили их, заметили и мертвых коровинцев. Все погибшие находились рядом друг с другом, за три недели на сибирском ветру их лица начали мумифицироваться. «Тела уже опухли, глазницы у всех полностью выедены. Почти все погибшие были одеты в тонкие трико, при этом трое босиком. Руководительница лежала сверху на Александре», – рассказывал замначальника Забайкальской региональной поисково-спасательной службы Леонид Измайлов.

Причиной смерти всех шестерых патологоанатомы признали переохлаждение, но альтернативных теорий хватало. Кто-то предполагал, что группу убила горная болезнь, хотя на высоте чуть более двух километров это вряд ли возможно. Рассматривалось и отравление паленым спиртом, но в группе Коровиной действовал «сухой закон» и о наличии алкоголя в снаряжении туристов ничего неизвестно. Высказывалось предположение об ультразвуке – малоизученной вибрации воздушных потоков, проходящих между горными пиками. В целом ультразвук мог стать причиной массового помешательства, но нет объяснений, почему он не подействовал, например, на Валентину Уточенко или другие группы, находившиеся в это время в окрестностях Хамар-Дабана. Особо одаренные эксперты обвиняли в гибели туристов испытания сверхсекретного оружия и даже маленьких зеленых человечков.

Валентина Уточенко (на фото) переехала в другой город и завела семью. Репортеров на порог она не пускает – чтобы лишний раз не напоминали о пережитом ужасе. Женщина просит лишь об одном: не винить в случившемся Коровину, которую несмотря ни на что считает классным инструктором: «У нас тогда все было бы нормально, если бы была погода, которую обещали синоптики».